ГЛАВЫ ИЗ РОМАНА - МАРИНА БОРИНА-МАЛХАСЯН. СТИХИ И ПРОЗА

Перейти к контенту

Главное меню:

ПЕРОМ > ПРОЗА > ГЛАВЫ ИЗ РОМАНА

ГЛАВЫ ИЗ РОМАНА
МАРИНА БОРИНА-МАЛХАСЯН

Гл. 1. Лидочка
      Её звали Лида. Вернее, в паспорте было написано Далида. Еще точнее – Далида Ивановна Светлова. Папе в молодости очень нравился голос известной французской певицы итальянского происхождения, поэтому, когда родилась девочка, он решительно сказал: «Далидой будет». Мамины рассуждения о том, что Машенька – очень красивое имя, в расчет не принимались. Бабушкины причитания по поводу необычности папиного предложения оказались неуместными, о чем ей и было тут же сказано. На самом деле, папе у звезды нравился не только голос, но и красивые итальянские глаза. А её точеная фигурка снилась ему очень часто. Поэтому он твердо решил назвать дочь в честь этой потрясающей женщины.
       И отдельные мамины выкрики: « Настенька! Катя! Света! Люба! Тамара!» не помогли. А бабушкины слёзы его только разозлили. Он хлопнул рукой по столу и сурово спросил: « Я в этом доме мужчина или кто?». На этом у мамы и бабушки все аргументы иссякли, и вопрос имени для долгожданной крохи был решен.
      Изюмск, в котором жила семья Ивана Светлова, был небольшим чистеньким городком. Народ там был в основном добропорядочный и неизбалованный всякими изысками. Поэтому мама и бабушка сначала стеснялись говорить знакомым, как назвали малышку.  Девочка была на редкость хорошенькой. Большие глаза с длинными ресницами и впрямь напоминали чем-то папину экранную любовь. А румяные плотные щечки вызывали желание у всех знакомых потрогать их и непременно при этом сказать: «Вот кого надо для рекламы детского питания фотографировать!» Мама и бабушка её называли Лидочкой, Лидусей и даже Дусенькой. Папа сначала упорно поправлял всех,  а потом и сам привык. Так как то ласковей что ли…По- домашнему….Лидочка.
        Росла она не по дням, а по часам и скоро из очаровательной крохи превратилась в красивую смышленую девочку, радовала маму с папой своей сообразительностью и покладистым характером. В школе Лидочку тоже хвалили. Училась на отлично, занималась общественной работой, пела , танцевала.
         Мальчишки её обожали, но к ним она относилась по-товарищески, ко всем ровно, никого не выделяя. С удовольствием играла с одноклассниками в футбол после уроков, могла залезть на дерево, плавала и бегала лучше всех в классе. Коротко стригала свои красивые пышные волосы, но от этого не становилась менее симпатичной. Девчонки ей немного завидовали, но безоговорочно принимали авторитет Далиды…Хотя нет…Так её никто не называл. Теперь она стала Ликой. Так звучало современнее, чем Лида, да и больше подходило этой стройной, похожей на красивого мальчика девушке.
      Так пролетели  школьные годы…Директор, Иван Иванович,  вручая аттестат зрелости и медаль Лидочке, на торжественном вечере сказал: « Дорогая Лика, ты гордость нашей школы. Да и не только школы, а всего славного города Изюмска!». Присутствовавшие в зале мама и бабушка прослезились, а папа, довольно хмыкнув, пробурчал что-то типа: «Как корабль назовешь, так он и поплывет». Но никто этого не услышал. Потом был выпускной бал. Красивое белое платье для него сшила любимой внученьке бабушка. Она всю жизнь проработала на местной трикотажной фабрике у станка, а шила так, для души…
      Все соседки бегали к ней за новыми нарядами.
- «Сшей халатик, тётя Нюра!»
-  « А мне кофточку ко дню рождения!».
И всем шила, хоть и глаза уже плоховато видели. А нитку в иголку вдеть теперь уже чаще
Лидочку просила. Да нитку брала подлиннее, чтобы пореже заканчивалась. Хоть и любила поговорку: «Длинная нитка – ленивая швея», а деваться некуда…Зрение.
     А уж для своей дорогой девочки бабушка расстаралась. Сшила ей воздушное летящее платье из белого шелка с шифоном. В нем Лика была похожа на прекрасную птицу, случайно прилетевшую в провинциальный городок Изюмск с каких-нибудь далеких островов. Все девочки были красивыми в этот вечер…А от Лидочки просто глаз нельзя было оторвать. Легкая, стремительная, волшебная…Прическу ей уложила какими-то замысловатыми кренделями знакомая парикмахер тетя Люба, но, глянув на себя в зеркало, Лика рассмеялась и, придя домой, первым делом сунула голову под кран. Так что на балу
она радовала своей свежестью и естественностью на фоне королевских причесок подруг.
Косметикой Лика тоже не пользовалась. Карие глаза под длинными черными ресницами и так сияли слишком ярко. А в этот красивый вечер, они не просто сияли, а казались настоящими звездами. И лица всех присутствовавших мальчиков отражали этот  сказочный свет. Да и сама она почувствовала вдруг, что в душе происходит что-то необычное.
         Было жаль расставаться с одноклассниками, которых ждали институты, университеты, стройки, заводы. У каждого своя дорога. Пересекутся ли пути?  Лица учителей казались добрыми и родными, вспоминались лучшие дни и моменты школьной жизни. Но, дело было не только в этом… Она вдруг показалась сама себе прекрасным цветком, готовым раскрыться. Отчего и почему это происходило, она не понимала…Но это чувство ей нравилось и кружило голову. Были приятны взгляды ребят, хотелось танцевать и плакать одновременно. И вот объявлен первый вальс. В глазах подошедшего к ней Сережки она прочитала что-то, понятное только им двоим… И это чувство нашло отклик в её сердце.
        Они танцевали, не видя никого…А потом был первый в её жизни поцелуй. Во дворе…Под пышным кустом сирени. Сережкины робкие губы и теплые руки казались чем-то необыкновенным. Такого она раньше не чувствовала… Потом гуляли всем классом до утра. Мальчишки купались в холодной еще реке, шутили, смеялись. Девчата скинули успевшие надоесть за ночь туфли на каблуках…Так и закончилась эта ночь.
А на утро Сергей улетел поступать в военное училище. Обещал писать иногда.
Да и Лика через неделю уехала в Москву. Она давно мечтала о Тимирязевской Академии.
Хотела стать ветеринаром. Лучше всего в зоопарке. Правда, своего зоопарка в Изюмске не было, слишком маленький городок. Но, кто знает, как жизнь сложится? Где жить придется.
         Да, на самом деле, можно и без зоопарка животным помогать . У себя в городе.
Народ говорил, зачем тебе ветеринаром быть? С твоим то аттестатом?! Иди на юриста. Востребованная специальность. Сейчас все судятся друг с другом. Всегда деньги иметь будешь. Или, психолог, например…Сейчас без них никто не обходится. Жизнь сложная , у всех нервы….Но уж очень хотелось ей ветеринаром быть…Помнилась подобранная собачка, которую не смогли вылечить местные доктора.
    И , лежа на верхней полке в поезде, Лика думала под стук колес о том, как будет учиться… И, совсем немного о Сережке….
«Красота-та-та, красота-та -та», – пели колеса. Лика им верила.

Глава 2. В Москву
   Поезд набирал ход, все дальше оставался Изюмский вокзал с его крохотным залом ожидания на пять человек и маленькой кассой, в которой она покупала билет на поезд.
Помнится, кассирша Маринка сказала ей тогда: « Ну что, Лидуся, за приключениями в Москву собралась?»
- «Почему за приключениями…Учиться. Ветеринаром хочу стать»
- « Да знаем мы вашу учёбу…Все так сначала говорят» - отвечала Маринка.
В кассе сидеть ей было скучно, потому что народ из Изюмска выезжал довольно редко.
Отпуск все предпочитали проводить на красивой речке Жалейке, что текла через весь город, и дальше её путь лежал вдоль красивый тенистого леса, где водились крепенькие белые грибы, подосиновики, подберезовики  с симпатичными лисичками и маслятами. В летнее время местные грибники-ягодники приносили оттуда полные корзины вкуснейших лесных лакомств. Черника там была такой крупной, что казалась издалека виноградом, а земляника была настолько ароматной, что даже открытая  холодной зимой баночка земляничного варенья создавала ощущение солнечного дня и праздника. Так что не до заморских отпусков было добрым Изюмцам. Поливали огороды, выращивали помидорчики-огурчики, сладкие наливные яблочки, груши, малину. А какие здесь поспевали сливы! Выведенный местным селекционером Иннокентием Петровичем сорт «Изюмка» занял первое место на Всероссийской выставке по урожайности и вкусовым качествам. Плоды были некрупными, но очень сладкими. А цвет такой густой и насыщенный, что казался почти черным. Изюмцы очень гордились своими сливами и варили из них вкуснейший джем. А за садами- огородами раскинулись широкие    поля с подсолнухами и ромашковый луг, на котором любили гулять местные девчата, рассказывая друг другу секреты. Да что говорить…Красивый город Изюмск!

       Так вот в тот день, когда Лика пришла за билетом, кассирша Маринка уже успела довязать правый носок, а на левый шерсти не хватило. Народу на станции, как всегда, не было. Книжка, которую ей дала подруга Валентинка, оказалась неинтересной, что-то там про космос. А зачем про него читать? Где космос, а где Маринка… Рыжий пес Полкан разговаривать с ней не хотел, спал под лавочкой, лениво отгоняя мух пушистым хвостом. Кошка Клава лежала на столе и совершенно не реагировала на Маринкины заигрывания. Поэтому Ликино появление оказалось очень своевременным. Кассирша оживилась и приготовилась к длинной  содержательной беседе. Она поглубже вдохнула и продолжила:
   - Так что, говоришь, учиться едешь? Знаем мы вашу учёбу. Мальчики, танцульки…А потом в подоле принесешь, да матери подкинешь.
Лика понимала всю Маринкину сложную ситуацию, поэтому возражать не стала, спорить тоже. Просто улыбнулась и попросила один билет до Москвы, сказав, что очень торопится. Бабушка ждет. Лика обещала принести ей из аптеки закончившиеся глазные капли. Маринка огорченно вздохнула, поняв, что разговор не получился, дала Лидочке билет и решила пересчитать мух, сидевших на стекле своей комнатушки.

          Поезд качнуло, Лика отвлеклась от своих мыслей и обратила внимание на пожилую женщину, сидевшую на нижней полке. Та с аппетитом ела вареные яйца с перышками зеленого лука. А на столике лежала вареная картошечка, огурчики домашнего посола и кусок сала. Женщина заметила, что девушка на неё смотрит и сказала:
-  Спускайся, доча. Знакомиться будем. Я баба Галя. А тебя как звать-величать?
- Я Лика – улыбнулась ей Лидочка и спустилась вниз.
- Присаживайся, пополдничаем. – пригласила соседка.

       Кущать Лике совсем не хотелось. В сумке лежали вкусные пышные пирожки с картошкой и вишневым повидлом, которые бабушка специально напекла внучке в дорогу, две большие шоколадки и половинка курицы, приготовленной  мамой. Было немножко грустно. Оставленные впервые места казались еще более близкими и родными, но теперь уже далекими.
         Угощайся!- настойчиво продолжала баба Галя.
И Лика взяла перыщко лука. От него пахло Изюмском, огородом и бабушкой.
На душе стало спокойнее, девушка улыбнулась и спросила :
- А вы куда едете?
-Я в Москву, - ответила баба Галя,- К дочке. Внучка у меня родилась. Алиной назвали.
Ишь ты…Алина…Говорят, на меня похожа. Вот еду смотреть, да гостинцы везу. И она показала на огромную сумку с солениями и варениями.
- Внучка – это здорово, сказала Лика и снова улыбнулась. Соседка показалась своей, давно знакомой. Захотелось и о себе поговорить.
- И я в Москву…Учиться.
- Учиться? Ну-ну…Ученой значит, будешь?
- Да нет, ветеринаром хочу быть. Лечить собак-кошек. А может, и еще кого…Если понадобится.
- Ну-ну…Ветеринаром…Это хорошо, сказала баба Галя, откусывая очередную половинку
яйца.


      Тут поезд стал тормозить, голос по радио сказал: «Станция Комаринка. Стоянка пять минут, просьба – далеко от поезда не отходить». Пока Лика думала, погулять ей или нет,
в купе зашел мужчина, который нес кого-то на руках и мальчик лет десяти. За ними шла проводница, в руках у неё был чемодан. Мужчина усадил свою ношу на свободную полку, сказал: « Ну, все, я ушел. Счастливого пути!».Пожал руку мальчику и вышел из вагона.
«Спасибо!» - крикнула ему вдогонку женщина с нижней полки. Проводница поставила чемодан и обратилась к бабе Гале с Ликой:
- Знакомьтесь, это Зиля и Артемка. Едут отдыхать. Пойду принесу им чай. Вам надо?
- Неси, неси, дочка, - сказала баба Галя. Попьем….Чего ж не попить…Горяченького то…
И посмотрела на новую попутчицу. Та была совсем необычной. Маленькая, как будто скрученная, с непонятными выступающими и западающими частями тела, она не могла даже нормально сидеть. Лежала, заняв всего половину полки и была похожа на ребенка из какой-то неправильной сказки. Но глаза у неё были добрыми, улыбчивыми и понимающими.
- Это мой сын,- представила она Артема. Едем в отпуск.
-Ну-ну…Сынок, значит, - задумчиво промолвила баба Галя.
- Да, сынок. Улыбнулась Зиля.
И мальчик тоже улыбнулся, сказав: « Здравствуйте».
          Проводница принесла чай, Артем достал из пакета вкусное печенье, Лика положила на стол несколько бабушкиных  пирожков, и пошли разговоры…

Глава 3. Диля
        Диля сразу решила рассказать о себе, чтобы избавить попутчиц от лишних вопросов.
Оказалось, что она такой родилась. С искривленными грудной клеткой и позвоночником.
Поэтому росла очень медленно и, в результате, даже когда стала взрослой, казалась школьницей младших классов. Ноги были совсем слабыми и коротенькими, врач сразу предупредил родителей, что девочка ходить никогда не сможет.
        Дилиной маме, Нине, предложили оставить девочку в роддоме, написать отказ от ребенка. Говорили, что вряд ли девочка проживет долго. Слишком велики отклонения от нормы. В такой груди и сердце не сможет работать нормально, и другие органы плохо себя чувствуют. Но она даже представить себе не могла, что её кровиночка будет жить в каком-нибудь муниципальном приюте, где к человеку и не подойдет никто за весь день. Видела по телевизору передачу про подобные места. Поэтому, поплакав, забрала дочку домой и решила, что, раз уж судьба ей дала такое испытание, то  даст и силы преодолеть трудности. А уж сама Нина сделает для доченьки все, что только сможет.
          Муж её не понял, не был готов к дополнительной нагрузке, да и возможных насмешек испугался. Вскоре он ушел к хохотушке Лариске, продавщице из ближнего продуктового магазина. Нина не стала его осуждать. У каждого своя правда…И своя совесть.
         Так и стали они жить вдвоем. Мать и дочь. Помощи ждать было неоткуда, но мама нашла надомную работу. Печатала ночами курсовые и рефераты, дипломные работы. Заработок не весть какой, но на жизнь им хватало. Нина, отказывая себе во многом, покупала для дочки все самое свежее, на столе всегда красовались фрукты. Хоть яблочко одно, но было у ребенка. А иногда – и бананы, и персики. И игрушки…С ними девочка могла разговаривать часами. Укладывала спать, пересказывала им мамины сказки. Самым благодарным слушателем был маленький плюшевый медвежонок Пух. С ним она дружила практически с рождения. И поэтому ему первому рассказывала все свои новости. Ему же читала самые интересные книжки, которые Нина покупала с каждой получки.
          Не смотря на очень серьезный физический недостаток, голова у девочки была светлой, характер добрым и веселым.
        Она не обращала внимания на косые взгляды неумных людей, на сочувствующие - добрых и сердобольных. Ущербной себя совсем не чувствовала, много читала, хорошо училась, хоть и на дому. Освоила интернет. У неё появилось огромное количество друзей. И виртуальных, и реальных. И вот однажды она случайно встретилась в интернете с девочкой, у которой тоже были  проблемы со здоровьем. Таня, красивая и умная, практически закрыла себя в четырех стенах. Она, к сожалению, плохо слышала после перенесенной в раннем детстве болезни. Из-за этого стеснялась общаться с людьми. Ей было неприятно, что вдруг кто-то что-то скажет, а она не поймет. Хотя, большую часть слов она понимала по губам. Научилась уже.
     Как то так произошло само собой, что Диля и Таня подружились. А у Тани оказался единственный друг Витя, потерявший зрение в 6 лет, когда  ему что-то попало в глаза, а в аптеке по ошибке дали не то лекарство. Витя познакомил их с Ваней, который плохо двигался из-за ДЦП. Так, по цепочке, ребят собралась целая команда. И они, благодаря Диле, стали все общаться между собой сначала в интернете, а потом и в реальной жизни. Даже выезжали несколько раз вместе на природу. С родителями, на шашлыки. Купались, загорали, устраивали конкурсы, игры, пели. Скоро к ним присоединились и обычные ребята. Уж слишком хорошая компания была во главе с Дилей. Сама то она передвигаться могла только в коляске, но это ей ничуть не мешало, да и никто этого уже не замечал, настолько девушка  была веселая и обаятельная.
    Однажды совершенно случайно на их большом сборе оказался Дима, давний друг Виктора, симпатичный высокий парень, косая сажень в плечах. Он сначала не очень удобно себя чувствовал в незнакомой компании, а потом даже принял участие в конкурсе. Нужно было угадать мелодию по первым нотам. Лучше всех это получилось у Дили и Димы. Они разделили первое место и получили один на двоих приз – большой красивый вкусный пирог, который испекла Танина мама. Диля хотела раздать его, всем по кусочку, но ребята дружно закричали:
- Нет, нет! Ваш торт - ваша победа! Пусть сегодня так будет!
Диму совершенно покорила очаровательная улыбка Дили. Её оптимизм, жизнестойкость, обаяние были сегодня особенно привлекательны. И он решился предложить ей:
- Диля, не хотите отметить победу? Попьем вместе чайку с пирогом? Приглашаю.
Девушка смущенно улыбнулась и сказала:
- Я бы с радостью, но на коляске мне не доехать.
На что Дима, не задумываясь, возразил:
- Да я же на машине. Сегодня коляска тоже будет кататься.
На самом деле парень очень понравился Диле. Было в его ярких голубых глазах что-то небесно-чистое, хоть и немного холодноватое. Она согласилась.

     Дима бережно взял на руки маленькую Дилю и осторожно, как величайшую драгоценность, донес до машины, усадил на переднее сиденье. Кресло уместилось в багажник джипа.
Они ехали по улицам города, радио пело что-то совершенно чудесное, легкое, невесомое.
Ребята смеялись всю дорогу.  Дима рассказывал какие-то невероятные истории и анекдоты.
Потом у него дома они пили вкусный чай с клубничным вареньем и пирогом Таниной мамы.
Звучала красивая инструментальная музыка. Диме почему-то вдруг захотелось прижать к себе Дилю…Она позволила ему это сделать. Он целовал её волосы, руки, лицо….Это были моменты счастья…Через несколько часов Дима отвез девушку  домой. Там уже ждала у дверей встревоженная Нина.
- Что-то ты задержалась, дочка.
- Все хорошо, мамочка. Все очень хорошо,- ответила Зиля и счастливо засмеялась.
Примерно через четыре недели девушка заметила перемены в своем организме и обратилась к врачу. Они с мамой сидели в кабинете гинеколога и ждали любых новостей, только не этих…
Доктор, сняв очки и приподняв удивленно брови сказал:
- Дорогуша, вы беременны. Нина чуть не упала со стула, на котором сидела, а у Дили покраснели щеки. Она не могла поверить в услышанное. Внутри неё зародилась новая жизнь…
Доктор продолжил:
- Не могу предположить, как это случилось. Ваш организм так сложен, что этого не должно было произойти. И просто не могло. Но, надеюсь, вы понимаете, что нужно сделать аборт. И, чем раньше, тем лучше. Вам никогда не выносить ребенка в таком маленьком, искривленном теле. О том, что ребенок будет здоровым, не может быть и речи. Но это еще и огромный риск для вашей жизни.
Диля побледнела и прошептала:
- Мамочка, пойдем отсюда скорей.
   Они ушли. Дома, устроившись удобно на диване, стали думать, что делать. Нина не ругала Дилю и не спрашивала, как это произошло. Она все поняла, вспомнив счастливый смех дочери в тот день, когда её привел домой Дима.
- Доченька, нам придется поступить , как советует врач, - сказала Нина.
- Нет, мама. Пусть все идет так, как идет. Малыш живет во мне, я не могу его обидеть. Если мне суждено умереть, значит, так и будет. А вдруг родится у меня дочка? Или сынок?
Это мой шанс. Счастливый случай.
    Нина не стала показывать Диле, как переживает за неё. Улыбнулась и сказала:
Ты права, доченька. Мы справимся. А потом долго плакала на кухне, пока Диля сидела за компьютером. Девушка решила, что надо обязательно сообщить Диме радостную и немного тревожную новость. Они с того вечера продолжали периодически переписываться, звонили друг другу. Ответ Димы её удивил и очень расстроил. Он сказал:
- Понимаешь, мне нужно учиться. И соревнования у меня важные на носу. Могут в сборную взять.
Не время сейчас для детей. Доктор прав.
- Хорошо, - ответила Диля. И больше ему не звонила.
И он перестал ей писать.
       А через семь месяцев родился совершенно здоровый Артемка. Сделали  кесарево сечение чуть раньше положенного природой срока. Весил, правда, малыш всего два килограмма, но очень быстро догнал своих ровесников по росту и весу. А уж смышленым то каким оказался! Начал раньше соседской Томочки сидеть, ходить, разговаривать, хотя был младше на целых три месяца.
Диля и Нина были самыми счастливыми на свете. Уставала, правда, Нина сильнее обычного, но радовалась за дочку и внука. Да и за себя тоже. Артемка ходил в садик с удовольствием, дома помогал бабушке со всеми делами. Рано научился читать, и иногда казался Диле маленьким взрослым человечком, на которого полностью можно было положиться в любой ситуации.
        Осенью Артемку проводили в первый класс. А зимой Нина умерла. Ушла тихо и незаметно.
Не выдержало сердце постоянной нагрузки. Диля плакала, а Артемка, по-мужски сглатывая слезы, говорил:
- Не плачь, мама справимся. Бабушку жалко, но она  будет нашим Ангелом.  Станет нам с неба помогать. А с делами мы разберемся.
       И справились. Друзья помогли устроиться Диле на работу в киоск Союзпечать. Так она смогла и зарабатывать, и экономить на свежей прессе. Все новости  читала первой. И книги интересные попадались. Сначала её возила на работу соседка. А через годик восьмилетний Артем сам перед школой завозил маму на коляске в киоск, а вечером забирал. Обеды, завтраки, ужины, магазины, стирка, уборка тоже были на нем. Со всем справлялся. Да и с мамой любил посидеть, поговорить.
       Но уж очень хотелось Диле, чтобы у Артемки было настоящее детство. Чтобы и на море, и на речку, и в лес…Нашла она в интернете всемирную организацию помощи инвалидам.  
Оказывается, благодаря добрым людям возможно передвижение инвалидов по любым направлениям. Путешествия, экскурсии…  Встречают, провожают , помогают с размещением волонтеры. Мужчина, который принес Дилю в купе, как раз и был одним из этих замечательных людей. И едут Диля с Артемкой  Москву посмотреть, а потом на море. Это уже третья поездка. Они её ждали целый год. А заработок пришлось найти дополнительный. Те же самые дипломы, рефераты, курсовые… Да и сетевой маркетинг Диля освоила легко, благодаря своей общительности и обаянию. Продавала чистящие тряпочки и прочую продукцию фирмы «Чистые материалы». Люди охотно покупали у неё все, что она рекламировала.  Вот и сейчас она достала симпатичную салфетку и предложила попутчицам посмотреть рекламный буклетик.
       Баба Галя взяла в руки голубенький лоскуток, яркую книжицу повертела и сказала:
-Ну-ну…Молодец, доченька. Дай тебе Бог…
А Лика подумала, что всегда будет помнить историю Дили.  И что этот жизненный урок не раз пригодится в трудный момент.       

Глава 4. Случайный взгляд
В купе на некоторое время воцарилось молчание…Каждый думал о своем.
А колеса удивленно стучали:
Вот  так-так, вот так-так…
Потом баба Галя бросила в остывший чай кусочек сахара, задумчиво помешала его ложечкой, мерно бряцая  о стенки стакана, и сказала:
- Да…Жизнь она…это…чудесатая…У меня вон давеча чего было. Сердце прихватило, вызвала скорую. Думала, укольчик сделают и уедут…Так нет же. Говорят: «Собирайся, бабуля, поедем лечиться».
Я говорю:
- Да это как же лечиться? У меня холодец на плите недоваренный. И кота кормить некому. Дочка то в Москве.
- Нет, говорят, собирайся, и все тут!
- Ну ладно, думаю, съезжу на денек, отдохну. Койку дали скрипучую, да и пружины до пола провисают. Какой тут отдых! Каша ничего так, манная… Есть можно. Компот вот жидковат. Яблок мало.
      Сдала анализы, жду ответа. А они все молчат и молчат. Пошла к медсестре на разведку. Спрашиваю: «Дочка, ну чего там у меня, как анализы?»
А она отвечает: «Хорошие».
- Вот, думаю, и слава Богу. Пора до дому, до хаты, холодец варить, да Ваську кормить.
А не отпускают. Говорят, что врача дождаться надо. Приходит утром доктор на обход.
Я ему :
- Мил человек, домой мне пора.
А он :
- Нет, полежать надо, сердечко подлечить.
Я говорю:
-Чего лежать то? Анализы то хорошие! Не понимает…
Полежала еще денек, да и ушла. Хозяйство у меня. Так не оставишь.
Чего лежать то?!
А колеса поют:
-Ну дела то, ну дела то, ну дела то…

    И эти бабы Галины слова запали Лике в душу. Чего лежать то? И правда…Встала она и пошла по вагону пройтись. За окном мелькал совсем другой пейзаж, не похожий на Изюмский. И деревья казались другими, и дороги широкими, и поля огромными. А вечер потихоньку скрывал эти картины от глаз проезжающих. Народ из купе  потянулся к санузлу с полотенцами и зубными щетками. А скоро и в вагоне движение затихло. Лика лежала и пыталась заснуть, а в голове все крутились впечатления прошедшего дня, начиная от прощания с мамой-папой-бабушкой до рассказов Зили и бабы Гали. Почему-то снова вспомнился Сережка, и даже сиренью запахло. В соседнем купе заплакал малыш, мама ему что-то нежно зашептала и он успокоился. Лидочка вспомнила детство, теплые мамины руки, и спать совсем расхотелось. Она стала смотреть в окно на мелькающие огоньки.
     Тем временем поезд остановился. Голос диктора со станции что-то монотонно и гулко вещал, редкие пассажиры стояли рядом с чемоданами и сумками, кутаясь в кофты и куртки. Ночь была прохладной. Несколько бабулек топотали вдоль вагонов, выкрикивая: «Картошечка, огурчики, кефирчик». Им в противовес какой-то парень забасил: «Водичка холодная, пиво, рыба сушеная, сигареты…» Ничего этого Лике не хотелось, настроение было каким-то романтически грустным.
       Вдруг раздался гудок  и замелькали окна прибываюшего  на соседний путь поезда, который начал  потихоньку тормозить. Лика следила глазами за происходящим в вагонах. Кто-то спал, кто-то играл в карты. Кто-то просто смотрел в окно или пил чай. Возникло ощущение какой-то всеобщей сопричастности к одному  большому движущемуся миру. И вот  к Ликиному окну плавно подъехал вагон и остановился. Из окна напротив смотрел парень…Красивый. Кажется….Точно Лика сказать не могла.
Потому что обратила внимание только на его взгляд…Какой-то счастливо-отрешенный и мечтательный…Он смотрел вроде и на Лику, но мимо…То ли куда-то внутрь себя, то ли, наоборот, на какую-то прекрасную, одному ему видимую картину…
    Неожиданно  баба Галя заворочалась во сне и забормотала:
- Чего лежать то…Анализы то хорошие…
Лика повернулась к ней, потрогала за плечо и сказала:
- Спи, баба Галя, все хорошо.
А, когда снова глянула в окно, то увидела, что парень смотрит уже точно на неё. И улыбается…
Какой-то доброй, доверчивой улыбкой. У неё в груди шевельнулось неизведанное ранее теплое чувство, похожее на маленького пушистого котенка…Стало хорошо, радостно и волнительно.
      Только она собралась получше рассмотреть незнакомца, как вагон двинулся , и парень исчез вместе со своей улыбкой и загадочным взглядом. А приятное чувство осталось…
Так и заснула Лидочка….И снился ей родной Изюмск, школьные друзья и, почему-то, Полкан
со станции. Он махал своим пушистым хвостом и загадочно улыбался.
    Утром Лика проснулась от громкого звонка и крика бабы Гали:
- Алё, але! Кто это? Любаша, ты? Да, да, еду! Кто встретит? Игорь? Хорошо, хорошо, спасибо, доченька!
С верхней полки свесился Артемка и спросил: «Уже утро что ли?»
Зиля ему ответила: «Да, вставай потихоньку, сынок. Через два часа будем в Москве».
Лика пошла занимать очередь к умывальнику, баба Галя засуетилась, доставая из объемной сумки остатки провизии, Зиля отправила Артема за чаем для всех. Завтракали вчетвером. И смотрели в окно, где мелькали пригородные станции, пассажиры, спешащие на работу и штурмующие пригородные электрички. Дома были совсем не такими, как в родном Изюмске. Они больше напоминали детский конструктор Лего. Высокие, однообразные, слегка различающиеся по форме и цвету. От  проводов было тесно в небе. И воздух казался каким-то задымленным…
     Лика нетерпеливо смотрела в окно…Когда же покажется Москва…Она столько читала про неё…
Артемка рядом рассказывал что-то оживленно про Красную площадь и зоопарк, куда ему очень хотелось сходить.
И вот, наконец то, радио сказало приятным голосом:
Мы подъезжаем к Москве. Граждане пассажиры, не забывайте вещи в вагонах.
Народ столпился по направлению к тамбуру, Лика взяла свой чемодан и одну из сумок бабы Гали.
А та пыталась увидеть в окно Игоря, мужа Любаши.
       Лидочка на перрон уже не смотрела.
 Встречать её было некому. Она просто с каким-то радостным чувством двигалась по направлению к выходу.
Здравствуй, Москва. Какая ты?

Глава 5. Данила
Марина Борина-Малхасян

        Виды за окном мелькали, как кадры в киноленте. Березки, поля, леса, дачные участки, сельские домики с цветущими садами…Красота…
Вот велосипедист стоит на переезде, ждет, когда поезд проедет. А вот парень с девушкой обнимаются…Хорошо им. Коровы лежат возле реки, а парнишка в резиновых сапогах зашел в воду  и прутиком гонит волну…
         Данила возвращался в Москву. Конечно, он мог бы поехать на машине, но захотелось расслабиться, немножко отдохнуть, подумать, поэтому был взят билет на поезд. Ездил он на родину, к родителям. Конечно, часто навещать их не получалось, но в этот раз он решил обязательно поехать. Младшей сестренке Катюшке исполнялось 12 лет. И она заслуживала замечательного подарка, потому что была самой хорошей девочкой на свете. При воспоминании о ней Данила  разулыбался. Как она его ждала! Он купил для Катеринки ноутбук, хотя, конечно же, знал, что лучшим подарком будет он сам.
       Малышка появилась в их семье, когда Даниле было уже 16. Он учился в 9 классе и был почти взрослым. Таким, по крайней мере, он себя чувствовал. Да и выглядел так. Благодаря занятиям лыжами и плаванием у него была отличная спортивная фигура. Ростом его тоже бог не обидел. Красивые голубые глаза смотрели на мир уверенно и по-доброму. Во всем всегда он находил свои плюсы. А от его обаятельной улыбки таяли девчонки из всех старших классов. Малышня же просто бегала за ним толпой. И мальчишки, и девчонки. Он знал много интересного, и иногда им удавалась уговорить его что-нибудь рассказать. А еще он прекрасно рисовал. Мог починить что угодно, сделать игрушку и подарить кому-нибудь из мелких. За все эти качества он получил в школе кличку Данила-мастер. Хоть назвали его родители Даниилом, но это имя он слышал только на официальных торжествах и спортивных соревнованиях, в которых непременно занимал хоть какое-нибудь призовое место.
         Весть о том, что у них будет еще один ребенок, стала для родителей Данилы неожиданностью. Маме на то момент исполнилось уже 44 года. Подруги отговаривали её от «безумной затеи» завести еще одного «нахлебника», но она восприняла появление новой жизни, как подарок судьбы. Так родилась Катя, Катеринка, Катюшка – всеобщая любимица, Дюймовочка с пухлыми щечками, светлыми кудряшками и крохотными пальчиками. Даниил называл её  маленьким чудом, с удовольствием играл с ней, бегал в магазин за детским питанием, даже менял пеленки. Друзья сначала удивлялись, а потом и сами стали забегать и спрашивать, не надо ли чего помочь.
       Когда малышка чуть-чуть подросла, они могли часами читать сказки, играть в кукол,
катать их на машинках и паровозиках, которые сохранились у Данилки на антресолях.
       Потом Данила уехал в Москву, поступать в Архитектурный институт. Экзамены сдал на отлично, хоть и не занимался с репетиторами, как большинство поступающих в такой престижный ВУЗ. И началась новая жизнь… Теперь домом для него стала Москва. Сначала жил в общежитии, а потом, когда уже начал работать, смог купить однокомнатную квартиру, не без помощи родителей, конечно.
     В родные места теперь попадал редко. Но их с Катюшкой взаимная привязанность
тянула его в родительский дом сильнее магнита. По маме и папе он, конечно же, тоже скучал, но Катеринка…Её личико светилось счастьем, когда она видела брата после долгой разлуки.
     Вот и два дня назад, когда он зашел домой, сестренка бросилась ему на шею, обняла крепко-крепко и сказала:
- Данилка, не уезжай больше никогда, а? Я тебя так люблю!
- И я тебя люблю, сказал Данила, поцеловав румяные щечки сестренки, которые пахли конфетами и домашним пирогом. Пойдем скорее смотреть подарок.
Подарки Катюшка, конечно же, любила, как и все дети. У неё на столе уже лежали две толстые книжки от папы, кукла с приданным от мамы, несколько открыток и четыре шоколадки от школьных подружек.
    Данила достал из пакета большую коробку и сказал:
- Ну что, смотри, принцесса.
А Катенька в своем нарядном пышном платьице, со светлыми длинными локонами, в лакированных новых туфельках, на самом деле была похожа на сказочную принцессу.
-У меня не получается, Данилка, помоги же. А что там? – затараторила сестренка. Ей очень хотелось узнать, что же в коробке.
       Данила достал ноутбук, и Катюшка в восхищении замерла. Блестящие розовые бока подарка сияли красивым матовым блеском.
-Что это, Данечка? Неужели...
 Ноутбук?! Уже почти выкрикнула Катюшка и снова бросилась на шею брату.
- Какой красивый! Как я его хотела! Как ты догодался? У Маши, Светы и Любы тоже есть. Только у них черные. А у меня роооозовый!!!- почти пропела Катеринка.

          В этот момент Даниила кто-то толкнул, и он отвлекся от приятных воспоминаний.
Поезд неожиданно притормозил, и проходящая мимо проводница с четырьмя стаканами чая в руках врезалась в парня. Чай слегка выплеснулся, но, слава Богу, ни на кого не попал.

- Ой, - сказала проводница,- извините, пожалуйста.
- Ничего страшного, - ответил Данила и обернулся.

Увидев так близко его голубые глаза с длинными пшеничными ресницами, девушка смущенно захихикала и пропела:
- Я сейчас отнесу этот чай в третье купе, а потом заходите ко мне, угощу вас чем-нибудь.
Данила улыбнулся и вежливо  отказался, сославшись на то, что ему нужно поработать над документами. Правда, и в купе ему идти не хотелось. Там веселая компания из двух подвыпивших мужчин и одной дамы лет пятидесяти уже два часа отмечала начало отпуска и усиленно пыталась вовлечь неподдающегося соседа в этот процесс.
          Не оставалось ничего другого, как пройти на время в соседний вагон…
- Иди к нам - иди к нам- иди к нам…стучали колеса..

Глава 6. Красотки
  Не зря стучали колеса:
- Иди к нам - иди к нам - иди к нам…
      Как только Данила зашел в соседний вагон, настроение у него снова улучшилось.По коридору важно вышагивала пышная дама с прической «а ля гнездо вороны», ярко накрашенными красной помадой губами и в спортивном костюме электрического салатового цвета.
      Картина была на редкость живописной, но обрадовала Данилу совсем не эта красавица. В руках  Королева Красоты держала поводок, на котором вела собачку. Пушистая мелочь в красном лакированном ошейничке со стразами шла не менее важно, чем хозяйка. Она семенила своими коротенькими лапками с видом наследной принцессы, за которой должна была идти свита из верных слуг и поклонников. И , хотя в данном случае свита состояла из одной Королевы,важности у собаки от этого не убавилось.

- Жужечка, посмотри, какой симпатичный дяденька, - проворковала дама глубоким выразительным голосом, колыхая при этом своей необъятной, плотно обтянутой ярким трикотажем грудью.
      По её мнению, мужчины от этого зрелища должны были падать и укладываться штабелями около лапок пушистой красавицы. А почему именно у Жужиных ног? Да потому, что без своей любимицы Стелла, так звали хозяйку собачки, никуда не ходила. Жужа была её подружкой, сестрой, дочкой и кормилицей одновременно. Щенки от этой красавицы стоили достаточно дорого.

-  Жуженька, ну скажи, моя девочка, правда , симпатичный дяденька? Какие у него красивые глазки…А какие у него сильные плечи и руки…

     Даниле даже стало не по себе от таких комплиментов. А Жужа подошла, понюхала его брючину и с достоинством вильнула хвостом:

-  Не царское это дело, конечно, приветствовать незнакомцев…Но ты, и правда, симпатичный.
И пахнет от тебя хорошо. Дорогим парфюмом и собачкой. Породу вот только не разобрала.
     Данила рассмеялся, поняв Жужин монолог, и пояснил Королевишне:

- У меня тоже дома собака. Вот Жужа и почувствовала это.
- Ой-ой-ой! Какая прелесть! – засюсюкала салатовая башня. - Наверняка у вас канарский дог!
У такого красивого сильного мужчины должен быть именно канарский дог!
     А потом, сложив губы бантиком и еще раз колыхнув своей внушительного размера грудью, вдруг передумала:
- Нет, нет! У вас мастино неаполитано! Я угадала? Ну, сознайтесь же скорее, не томите меня!

     Томить эту прелестницу Данила совсем не собирался, поэтому сразу ответил:
- У меня такса. Я очень люблю собак, но редко бываю дома. Поэтому, хоть и очень хотелось,не заводил себе четвероного друга. Ответственность большая. Но Луша сама нашла меня.
     Сказав это, Данила невольно улыбнулся, потому что уже представил, как будет радоваться его любимица, увидев хозяина после четырех дней остутствия.

- Ой, как интересно! Ну, расскажите же нам скорее, как это произошло, - вдохновилась Стелла. Но Жужа вдруг развернулась и потянула Королеву в купе.
- Куда ты, любовь моя? – пропела нежно Стелла.
А потом, глянув на крохотные, усыпанные прозрачными камушками часики, которые несколько нелепо смотрелись на её пухлой, но довольно ухоженной ручке, сказала Даниле:

- Ах-ах-ах, Жужечке пора кушать. Мы все делаем строго по режиму. Интересы ребенка – в первую очередь. Поболтаем попозже. Вы ведь не исчезнете?
  Данила именно это и собирался сделать, но решил не расстраивать Королеву этим сообщением.

А она обратилась теперь уже к собачке:
-Ты мое чудо, всё-то ты у меня знаешь. Сейчас мамочка тебя покормит.
И они удалились в купе. Только за ними закрылась дверь, как ей снова пришлось открыться.

     Из купе вышли две девушки лет восемнадцати- двадцати на вид. На одной была юбка – короче некуда и голубая футболка с глубоким вырезом. На второй – джинсы и какая-то свободного покроя кофточка неопределенного цвета, скорее напоминающая балахон.

- Ну и достала она своей собакой! – зло сказала Голубая футболка, нервно дернув головой и откинув со лба крашеную в цвет вороньего крыла челку.
- Да ладно тебе! Собака – друг человека, -с умным видом изрекла её рыженькая подружка.

- Пусть дружат где-нибудь  подальше от меня, - возразила Голубая футболка. А то пропахнешь тут собакой. Надо же было попасть с ними в одно купе!

      От возмущения она хлопнула ладошкой по стеклу, задержала взгляд на своих красивых пальчиках с длинными ногтями, крашенными в ярко-фиолетовый цвет, и тут заметила Данилу.

   Лицо её сразу приобрело доброе выражение, она поправила футболку, снова потянув её вниз, чтобы вырез стал более соблазнительным, и что-то зщашептала на ухо Рыжику.
Та засмеялась и сказала:
- Да ладно тебе, Танька! Опять ты за свое!
- Смотри и учись, - ответила та. Он – мой! Дело техники.

      Тряхнув еще раз длинной челкой, и, поставив красивую ножку на приступку, Таня качнула бедром и нежным голосом произнесла:
- Оль, посмотри, я босоножку, что ли, ободрала? Пять тысяч за них отдала.
- Да все у тебя нормально, - ответила та и шепотом добавила, - юбку одерни!

- Вы не подскажете, где мы сейчас проезжаем? – обратилась Голубая футболка к Даниле. А то темно что-то на улице, никаких названий не видно.
- Нет, не знаю. Да вы посмотрите по расписанию. Вон оно висит, ответил Данила и усмехнулся.
      Он  привык к женскому вниманию, особо в нем не нуждался и уже давно научился вежливо отвергать навязчивые призывы.

- А, понятно, потом посмотрю, - сказала Таня и снова потянула футболку вниз.- Вы москвич? Мы как раз ищем, где бы остановиться. Могли бы погулять вместе, по клубам походить.
- Да нет… Я из Магадана. В Москве часа три всего буду. Встречусь с другом и – на самолет, - сказал Даниил с серьезным видом и отвернулся.

   Голубая футболка, обиженно надув губки, зашла в купе, резко закрыв дверь . Через секунду там раздался грохот, визг, крики, и из купе выскочила, поджав хвост, Жужа.За ней, колыхаясь и пыхтя, бежал салатовый костюм, а следом, отряхивая юбку, вылетелаТанька.

- Безобразие! И кого только пускают в поезда! Юбку мне испортили! Уроды!- кричала она и хлопала себя по юбке, больше похожей на половую тряпку, чем на модную вещицу из бутика.
Оказывается, зайдя в купе после неудачной попытки обольщения Данилы, она с возмущением плюхнулась на полку и не заметила при этом Жужу, которая с удовольствием ела отварные куриные грудки из маленькой блестящей мисочки, сидя именно на этой самой полке.
      Собачка от неожиданности прыгнула на столик, с которого полетели во все стороны соленые огурцы, кусочки жареной курицы, картошечка с маслицем, кусок торта, украшенный хорошей порцией крема. Добрая часть этой вкуснятинки оказалась у Тани на юбке. В довершении всего, когда Жужа спрыгивала со стола, то задела открытую бутылку колы, содержимое которой теперь пузырилось на Таниной юбке рядом с живописными масляными пятнами и кусками картошки.
      Нежной Жуже, не привыкшей к подобным приключениям, все эти события показались ужасными, и она в панике понеслась по коридору.
        К счастью, на пути ей встретился Данила, и Жужа с разбега  прыгнула ему в руки. Он еще не успел опомниться, как в него врезалась пыхтящая Стелла. Забрав у Данилы дрожащую любимицу, она её расцеловала, прижалась к парню теплым мягким боком и томно сказала:
 -Спаситель наш…
      На этом чаша терпения у Данилы переполнилась, он мило улыбнулся салатовому костюму, потрепал Жужу по спинке и ушел в свой вагон, сославшись на срочные дела.

- Ну дела - ну дела – ну дела, - стучали колеса…

КОММЕНТАРИИ:


Комментариев нет
Назад к содержимому | Назад к главному меню